vivien_m (vivien_m) wrote,
vivien_m
vivien_m

Categories:

Карл Легерфельд. ( Одежда - это театральный костюм для сцены повседневности).

                                                           

Карл родился в 1938 году и теперь всем своим видом уверяет нас: в моде стареть не так уж страшно, если есть хоть какие-то мозги. Правда, с такими мозгами, как у него, нигде не пропадешь.  Лагерфельд затянут в пиджак Libertine, на нем ботинки Massaro ручной работы из крокодиловой кожи и рубашка с высоким узким белым воротничком. Сегодня он живет в Нью-Йорке,  увлекается  стилем hi-tech и фонтанирует новыми проектами.

(О НЬЮ-ЙОРКЕ И НЕМЦАХ)

Карл Лагерфельд: Я теперь одеваюсь от Libertine, у них шикарные вещи, все одного размера. А создала фирму безумно талантливая американка, совсем моло­денькая. Изумительно! Вообще я теперь все больше вре­мени провожу в Нью-Йорке - продал свою марку амери­канской компании. Вот подыскиваю себе квартиру, живу до поры до времени в отеле Mercer. Нет, Париж мне не надоел, но ведь надо расширять кругозор. И в Нью-Йорке у меня больше друзей, чем где бы то ни было. Мне сделали несколько предложений в кино по поводу истории с Н&М, пока думаю. Частенько обедаю в Way's или в Pear 51. А уж гулять по центру там одно удовольствие! В Па­риже нынче на улицу спокойно не выйдешь.

 Ариель Визман: Вы правы, в Нью-Йорке больше места для пешеходов. Это какой-то ирреальный город, с уди­вительной историей, со своей особой вибрацией...

К.Л.: Еще в Монако можно свободно прогуливаться. Там скоро будет рай. Я хорошо знаком с Альбером, он современный человек и дело свое знает.

А.В.: А вы видели этот жуткий отель Resort de Berchtesgaden, построенный на месте резиденции Гитлера «Орлиное гнездо»?

К.Л.: Кошмар какой! Еще бы санаторий в Освенциме открыли! У друзей моей матери была вилла в Дахау, они потом близко к ней не подходили. Все-таки крети­ны эти немцы. Я-то хоть и немец, но в жизни не голосо­вал и вообще считаю себя европейцем. Но как им в го­лову пришла такая безвкусица? Зато я в восторге от вос­становленного города Веймара. Там на открытии музея современных искусств, в старом особняке на меня чуть крыша не упала. Вот была бы красивая смерть!

А.В.: Вы, Карл, весь в работе. Расскажите в двух словах, чем сейчас занимаетесь.

К.Л.: Ну вчера, например, до четырех утра возился с каталогом музея Метрополитен для выставки Chanel. Манекены никуда не годятся, поэтому я нарисовал око­ло трехсот рисунков - старинные платья на фигуре тех лет. Потом стал развлекаться коллажами, приклеил к фигурам известные лица, например лицо герцогини Виндзорской...

(О ЛИТЕРАТУРЕ И ТРУПАХ)

А.В.: Я только что прочел книгу Бегбедера «Рассказы под экстази»...

К.Л.: Ему хорошо удается описание современности. Кстати, в начале книги он процитировал меня. На во­прос «Вы счастливы?» у меня всегда один ответ: «Нет, так высоко я не мечу». Очень актуальная книга. Я сей­час читаю «Три жизни» Гертруды Стайн, на английском. Гениальная женщина! Лесбиянка с профилем римского сенатора коллекционирует произведения искусства и пишет романы - ну чистый модернизм! А Рильке чи­таю в оригинале, он на французский непереводим. Да ведь и в моде то же самое. Она едина, ее нельзя перево­дить на другие языки!

А.В.: Всем нужна исключительно французская мода. Все равно что вина. На словах мы хвалим чилийские, австралийские, а как сядем за стол - подайте нам старо­го доброго французского винца!.. А я вот советую про­честь забавную книжку Майкла Сегана про парня, кото­рый хотел стать раввином, а стал серфингистом. Еще прочел «Занимательную жизнь человеческого трупа» американской журналистки Мэри Роач - о том, как важны трупы для научного прогресса. А Габриелла Уиткоп написала роман «Некрофил» и покончила собой в 82 года. Тяжелые у нее произведения.

 К.Л.: Я мог бы покончить с собой только от скуки. Да­же не от любви, потому что я ни перед кем не унижа­юсь. Даже представить себе такого не могу. Видно, все мои беды от болезненной независимости. Я не драма­тизирую, любовь - это прекрасно, но не для меня.

 А.В.: Из любви к детям я бы пошел на многое, но это ба­нальное чувство...

К.Л.: Детей я люблю. У меня двое внучатых племян­ников, и я с ними общаюсь как со взрослыми, меня са­мого так воспитывали. У меня были лучшие родители в мире.

А.В.: Детям нельзя во всем потакать, не то они так деть­ми и останутся.

 

(ОБ ОДЕЖДЕ, МАРИОНЕТКАХ И ШАНЕЛЬ)

К.Л.: И пускай будут вечными детьми, вот как Шанель! Я уже не работаю в стиле Коко, но все равно иду по ее стопам. Шанель в свое время преуспела, создавая образ современной женщины.

А.В.: Поразительно, как много дает одежда! Один лад­но скроенный пиджачок может омолодить лет на де­сять... А слава, наоборот, старит, вы не находите?

 К.Л.: У человека такой образ, какой он заслужил. Хотя для меня заслуги мало значат, нас уважают не за них.

А.В.: И обыкновенная удача может превратиться в та­лант.

К.Л.: Мне кажется, талант как раз и состоит в том, чтобы разглядеть удачу. Я всегда считал одежду театральным ко­стюмом для сцены повседневности. Люблю играть и чув­ствовать себя собственной марионеткой. Даже спортом перестал заниматься, сразу отовсюду лезут мускулы, а с ними уже не оденешься в Эди Слимана. Ничто мне так не идет. Мой идеал - это чистый стандарт, без примесей!

А.В.: Выходит, Эди придумал эту линию для Dior только затем, чтобы вы похудели.

К.Л.: Нет лучшей диеты, чем тщеславие. Кстати, я свою диету забросил, и все, никаких искушений. Си­жу на одних фруктах. Добрый совет: не вздумайте вста­вать на весы, пока худеете. А то начнете отслеживать каждый грамм. От красоты часто веет скукой. В ней нет сексуальности, и потом ведь жизнь - это не конкурс красоты. К примеру, Ванесса Паради - далеко не совершенство, зато в ней есть изюминка.

                                                                  

 

(О МУЗЫКЕ И КАРИКАТУРАХ)

К.Л.: Вы не поверите: меня обожают рэперы, прямо на

улице останавливают. А я сейчас в восторге от Гвен Стефани и от Кайли Миноуг, этой чудесной малышки.  Повсюду хожу со своим I.Pod со встроенными часами  от Samsung со стразами Swarovski. Просто чудо! А Бернар Арно подарил мне эксклюзивный футляр для I.Pod от Louis Vuitton. Сделан специально под меня. Мне ка­жется, нынче нет лучшего подарка, чем I.Pod с музы­кой диджея всех модных дефиле Мишеля Гобера. Дари­те не задумываясь! Еще я слушаю царицу блюза Бесси Смит. Представьте, в ее песнях все правда, она жила ху­же бездомной собаки и умерла так же, в дорожной аварии ей оторвало руку. Еще у меня тридцать три диска Билли Холл идей, наверное, тридцать тысяч песен. Зна­ете, что друзья звали ее Леди на день? А южноамери­канская музыка! Я мало танцую танго, но слушать обо­жаю! И арабов тоже.

А.В.: Секрет арабской музыки в том, что она не постро­ена на ритме, а просто витает в воздухе, и мы вместе с ней. А без Билли Холл, конечно, никуда. Никто лучше ее не мог передать нежность.

 К.Л.: А вот классическая музыка на I.Pod не звучит, по­стоянно прыгает, как ни настраивай.

А.В.: Что поделать, цифра убила звук.

 К.Л.: Прогресс остановить нельзя. Вот и в фотогра­фии цифра вытеснила пленку. Теперь работаю только с цифровой камерой. Плохой снимок можно сразу сте­реть, но без специалистов ничего не настроишь.

 А.В.: А вы слышали про традиционную японскую музы­ку, которую играют специально для процветания мага­зина тканей? Так повелось еще с XVI века!

К.Л.: В каком-то смысле это песня моды! В Японии мо­да всегда занимала важное место. Там все такое крохот­ное: и игрушки, и сумочки, и тряпки.

А.В.: У них процветает культура детства, царит атмо­сфера жестокой невинности...

К.Л.: Вы тоже заметили? Все великие японские художни­ки играли в куклы. Кстати, об играх. Я только что закон­чил ролик для фирмы шампанских вин Dom Perignon о фантазиях молодой женщины, с Хеленой Кристенсен. Вот интересная девушка! Сколько в ней дерзости! Совер­шенно непредсказуема. К сожалению, во Франции пока­жут только отрывки, кампания запускается в США. Сам я веду пуританский образ жизни, но меня вечно тя­нет к разным психам, наркоманам и алкоголикам!

 А.В.: Я бы тоже попробовал, но когда мозги не работа­ют, мне уже не интересно. Что хорошего, если ничего не помнишь? А вам что больше нравится, шампанское Crystal Roederer или Dom Perignon?

К.Л.: Я почти не пью, но уж когда пью, то только ледя­ной Crystal.

А.В.: Если вы не пьете, откуда вам знать, что вкусно, а что нет?

К.Л.: Ну я же пробовал, чтобы разобраться. Ничто так не опьяняет, как живопись. Если я сам не пишу, то лишь потому, что все прекрасные полотна уже созданы.

А.В.: Да, трудно превзойти Караваджо!

 К.Л.: Я, конечно, не Матисс, но тоже обожаю делать на­броски карикатур косметикой от Shu Uemura. Сейчас вот зарисую наш обед... и подарю вам картинку на память.

 

___________________________________

 

( L' Officiel  октябрь 2005)

 

 

 

 

Tags: Мода
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments