vivien_m (vivien_m) wrote,
vivien_m
vivien_m

Categories:

Богемная Деревня Монмартр

Монмартр для парижан — символ свободы и образ жизни, живописная деревушка и сущий рай для богемы. Парижский шик — родом с Монмартра: здесь привыкли разглагольст­вовать посреди дороги о судьбах искусства или, надев невообразимый наряд, со страстью отдаваться art de vivre. Здесь ничего не про­изводят и ничего не продают, кроме памяти о Париже; здесь можно часами любовать­ся видами на прекраснейший город мира и узнать о французах больше, чем из сотни книг.

 

                                                                

 

Деньги на постройку собора Сакре-Кер собирались по общественной подписке, и ка­ждый хотел, чтобы он выглядел так, как виделось лич­но ему. Архитектор Абади выбрал романо-византийс-кий стиль — и не угадал. Собор ругали несколько меся­цев, а потом война вкусов была забыта — всех прими­рил открывающийся с площади великолепный вид на Париж. Можно подняться к колоколу Савояр. Ведут к не­му триста с чем-то ступенек. Зато вид с колокольнифантастический!

Внизу, на площади Сен-Пьер, всегда полно народу — туристы, зеваки, клошары, домохозяйки, няни с ма­лышами. Собственно Монмартр и начинается здесь: кружится карусель, звуки шарманки дарят ощущение безмятежности. Падают монетки в жестяной кувшин, песенки Мис-тангет, Пиаф, Бреля, Монтана заставляют забыть о времени.

На улице Tholoze магазинчик «Мастер и Маргарита»: русский фарфор, украшения, картины. Почему такое название? «Да ведь Монмартр — смесь авантюризма, святости и чудесных метаморфоз». Тому подтверждение — улица Мучеников (rue de Mar­tyrs). По ней вели на казнь за проповедь христианст­ва епископа Дионисия. Согласно легенде, даже обез­главленный, он продолжал путь к Богу, держа в руках собственную голову! В сквере Бюиссон фигурке свято го Дени с головой в руках парижане поклоняются и сегодня. Впрочем, кое-кто считает, что Дени не был священником и в ранг святых попал по сходству с Дионисом, богом вина.

Наверное, поэтому улица Мучеников сменила ори­ентацию: в 1900-е вокруг нее располагалась чуть ли не половина 150 парижских кабаре! Гулянье, карусе­ли, прилавки — шум улицы были прологом к настоя­щему веселью. Добропорядочные буржуа ехали сюда, подстегиваемые любопытством: что же творят здесь эти пропащие? В доме 75, к примеру, располагался Divan Japonais, где царила певичка Иветт Гильбер — именно она ввела моду на перчатки до локтя. Испол­няемые ею куплеты заставляли краснеть даже цензо­ров! Между прочим, ее портрет кисти Тулуз-Лотрека можно увидеть в московском Пушкинском музее: ры­жеволосая красотка зазывает вас посетить кабаре.

Лотрек считал Divan Japonais своей гостиной: путь от улицы Коленкур, 21, где он работал в ателье ху­дожницы Сюзанны Валадон, занимает несколько ми­нут. Теперь помещение сдается внаем и проникнуть в мас­терскую довольно легко. Через ее широкие окна видны бли­жайшие улицы, где всегда кипела жизнь! Белошвейки, про­давщицы, натурщицы спешили развлечься после трудового дня. В искусстве развлечений мало что изменилось: кабаре, дис­котека, концертный зал и культурный центр Divan mondiale открыты каждый вечер. Шуточки, вино, веселье до утра...

На rue Tourlaque, 22, в частном саду Les fusaines,  заро­сшему плющом,  видны античные колонны, ста­туи в духе Миро и Пикассо. Быт по-дачному демократичен: колон­ка, шланг, лейки, грабли, горш­ки с цветами, мешки с мусором. Богема скептически относится к цивилизации — тут уважают старые привязанности. В этом легко убедиться на улице Жозефа де Местра. Среди особняков — ветхий домик, который власти отказываются ремон­тировать. Почему? Из окон дома 54 по улице Лепик крыша домика выглядит весьма живописно. Именно такой она изображена на картине Ван-Гога. А еще обитатели Монмартра любят повеселиться. Для этого у них есть да­же собственное вино: виноградник на улице де Соль каждую осень выдает душистый сок, сохраняющий дух Мон­мартра. На празднике торжественно собирают первые кисти и мнут их бо­сыми пятками. Это зрелище так лю­бил Бернар Бюфе — окна его дома вы­ходят прямо на виноградник. И на сад Музея Монмартра. Снаружи это дере­венские ворота, за которыми — вся ис­тория холма: святой Дени, афиши и карикатуры Стейнлена и Тулуз-Лотрека, сервизы местного фарфорового завода. Когда-то здесь разрабатывали гипсовые залежи — это был удобный строительный материал. Пока повозки тряслись по брусчатке, здания покрывались белой пылью. Площадь перед Мулен Руж до сих пор называется Белой. Кстати, и кабаре в те времена было «Белой Королевой». Белоснежное здание Музея Монмартра — не исключение, а его контраст с зеленью сада — отличный живописный сюжет. Таким он ви­делся и Сюзанне Валадон. Не зря Тулуз-Лотрек и Ренуар, ко­торым позировала эта циркачка, твердили, что у девчонки талант! Сколько же вина пришлось выпить, чтобы убедить ее взять кисть! Взять хотя бы историю кабачка «Проворный кролик». Од­ной ногой стоящий в кастрюле, с бутылкой в лапе, в шляпе набекрень символ бесшабашного веселья сегодня смотрит  с сувениров. Поначалу это питейное заведение на уг­лу улиц де Соль и Сен-Винсент, позади виноградников, бы­ло местом встречи преступного элемента и называлось «Ка­баре убийц». Но разбойники на Монмартре не удержались, а вот художникам кабачок приглянулся. И Андре Жиль намалевал на клочке бумаги поданного в виде рагу кролика — как если бы он разделял веселую компанию. Подпись: «Кро­лик от Жиля». Со временем «Кролик от Жиля» (Lapin a Gill) превратился в Lapin Agile, «Проворного кролика».

В 1903 году кабачок купил знаменитый певец Аристид Брюан, и компания гуляк заявлялась сюда уже каждый вечер: Мо­дильяни, Каран д'Аш, Пикассо, Утрилло — его «Розовый до­мик» находится через дорогу.

Жизнь и смерть здесь идут рука об руку — на знаменитое кладбище Монмартр парижане приходят погулять, приводят детей и внуков. У французов принято покупать место зара­нее, а нынешний директор театра Шатле даже соорудил се­бе памятник. Оказаться в конце пути на Монмартре — прес­тижно! Да еще в неплохой компании: вас ждут Дюма, Стен­даль, Золя, Луиза Вебер (известная как Ла Гулю, основатель­ница канкана), импрессионист Дега (на плите — его истин­ная фамилия: de Gas), актер и режиссер Саша Гитри. Есть и русские: Мария Потоцкая-Салтыкова, Вацлав Нижинский.

В компании великих вдохновение приходит быстрее. Так решил еще Сезанн — окна его мастерской выходили как раз на кладбище. Да и нынешние знаменитости предпочитают селиться неподалеку, несмотря на кусачие цены. Следы вели­ких повсюду: прямо в стене Жан Марэ создал памятник пи­сателю Марселю Эме: «Человек, проходящий сквозь стену». Рядом жила Далида, и на маленькой площади ее изящный бюст. Чуть дальше, в доме Клода Лелюша, — кинотеатр для интеллектуалов «Синема дю Мулен де ла Галетт».

В начале XX века сад вокруг мельницы де ла Галетт был весьма популярным местом. Владельцы всех мельниц холма Дебре вели родословную с 1621 года и считались ко­ролями мукомолов. Когда в 1814 году русские захватили Монмартр, младший Дебре отчаянно сопротивлялся и изрубил в куски крылья своей самой большой мельницы. К счастью, скоро настал мир, и его сын решил переделать оплот сопротивления в бальный зал. По вечерам тут собиралась неплохая компа­ния: художники, поэты, натурщицы, прачки, булочники, ба­калейщики. Тон задавали Джейн Авриль и Ла Гулю: они вертелись, как мельницы, плюха­лись на шпагат, подкрепляя трюки пикантными куплета­ми. Зал ревел от восторга и пускался в пляс: полька, вальс, кадриль... Веселье продолжа­ется и сегодня, правда, толь­ко на картине Ренуара «Бал в Мулен де ла Галетт» — он жил неподалеку, в «Замке ту­манов». Теперь семья Дебре отдыхает на кладбище у со­бора Сен-Пьер, Аллея тума­нов превратилась в район ну­воришей, а легендарная мельница — в символ. Прав­да, ресторанчик La graziano у подножия мельницы все еще приглашает гостей. Душа и сердце Мон­мартра, улица Аббесс. Она состоит из антикварных магазинчи­ков, книжных и зеленных лавчонок, крошечных кафе.

Украшение площади Abbesses — станция метро с воротами в стиле ар нуво. Когда-то парижане специально приезжали сюда, чтобы поглазеть на новинку мастера Гимара. Впрочем, площадь Аб­бесс всегда была в авангарде: именно здесь постро­или церковь, поражавшую эклектикой даже продвинутых наблюдателей: смесь классики, готики, мавританского стиля.

Мешать течения, идеи всегда было по душе артистическим натурам. На улице Сен-Венсен дом XVI века с солнечными ча­сами на стене соседствует с типичной застройкой конца XIX в. А под крышей дома в тупике Marie Blanche собрались сред­невековые химеры, восточная мозаика, готические ворота, башня кватроченто. На авеню Жюно теснят друг друга ар нуво, конструктивизм и неоклассика. В 1926 году «австрий­ский Корбюзье» Адольф Лоз отстроил дом 13 для дадаиста Тристана Тцара, яростного врага традиций. Это был мани­фест архитектуры будущего — сегодня это просто комфор­табельное жилье. Если проникнуть в сад позади дома,  можно увидеть самый старый родник Мон­мартра. Здесь жил художник Франсиск Пульбо, создатель парижского гамена.

 

Здесь также памятники и могилы очень многих великих:

 

                                                                            Вацлав Нижинский(12.03.1888 - 08.04.1950) танцовщик

                                                                   

                                                                    

 

                                                                        Ольга Преображениская( 07.02.1871- 27.12.1962) балерина

                                                                   

 

                                                                          Мария Тальони (23.04.1804 - 22.04.1884) балерина

                                                                                                        

                                                                                                       

 

                                                                              Эдгар Дега (19.07.1834 - 27.09.1917) художник

                                                                                                        

                                                                                      

 

                                                                 Огюст Вестрис (27.03.1760 - 05.12.1842) артист балета

                                                                                                   

                                                                               

 

                                                                        Адольф Адан (24.07.1803 - 03.05.1856) композитор

                                                                                                     

                                                                

 

 

 

 

 

 

 

 

Tags: Коллекция Архитектуры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments