vivien_m (vivien_m) wrote,
vivien_m
vivien_m

Category:

Синий Бог — интересные факты

                                                                                               

«Синий бог» был задуман еще в 1911 году. Балет пред­полагалось приурочить к коронационным торжествам в Лондоне. Но свет рампы он увидел только год спустя. Хотя сценарий принадлежал Кокто и Мадраца, тема всепобеж­дающей любви и беспощадность жизни без любви привле­кала к себе Фокина. Это нашло отражение в ряде сценариев, сохранившихся в его архиве и созданных в более поздние годы: в «Сыне вечерней звезды» (по Лонгфелло), во «Фра-Мино» (по Франсу), в «Майской ночи» (по Гоголю). В «Ним­фах», кроме того, отозвался интерес балетмейстера к индий­ской мифологии и искусству. Григорьев считал, что интерес этот был вызван гастролями сиамской танцевальной груп­пы, выступившей в Петербурге.

Думается, что только страстное увлечение Фокина индийской культурой могло примирить его со сценарием «Синего бога». В нем не было подлинного драматизма, который в течение последних лет казался Фокину главным и непременным компонентом действия. Посвящение юноши в брамины прерывалось мольбами влюбленной девушки вернуться к ней и обещаниями счастливой любви. Брамины заковывали девушку в золотые цепи и запирали во дворе храма. Ночью девушку окружали злые диковинные чудовища, но в ответ на ее молитву появлялся Кришна в образе Синего бога. Он укрощал чудовищ. Пораженные брамины соединяли влюбленных. Светлов обращал вни­мание на традиционно-балетную банальность сценария, созданного в духе «доброго старого времени старушки "Баядерки"».

Неудачной оказалась и музыка, по определению того же Светлова, «"общая", малоинтересная, как по музыкальной фактуре, так и по музыкальной мысли и мелодической изобретательности».

Декорация Бакста изображала высеченный в скале древнеиндийский пещерный храм. Оранжево-коричневая скала представала на фоне ослепительно-синего южного неба. В костюмах браминов, баядерок, дервишей, служи­телей храма в разных оттенках сочетались серый, зеленый и коричневый цвета. Но преобладал белый; много было и золотого. Светлов писал, что «постановка балета должна быть признана "блестящей" в буквальном, но не художест­венном смысле этого слова. Все блестит золотом: и золотые ворота, и кричащие и не удобные для танцев костюмы, и дорогие павлины на руках у танцовщиц, и красно-золотые чудовища, и религиозные шествия, и все остальное. Все бьет на помпезность, на необычайную роскошь, а в результате получается впечатление блеска, сусального богатства». Широко были использованы Бакстом тесьма, веревки, сетки; юбки женщин по форме напоминали колокола.

Внимание Фокина было сосредоточено на этот раз не на драматизме сюжета и не на созвучии хореографии музыке, а на том, что Светлов называл этнографичностью «ин­дийской пластики, в которой и чувствуется большая эруди­ция, тщательное изучение документов и художническая догадка при переложении статической индийской иконо­графии в хореографическую динамику». Думается, что ско­рее это следовало бы назвать стилизацией. В отличие от «Шопенианы» или даже «Египетских ночей» воссоздание индийской пластики, в основу которой легло, с одной стороны, изучение изобразительного искусства, с другой — элементы индийского танца, оказалось самодовлеющим, не продиктованным какими-либо современными задачами и целями. Это не помешало Фокину сделать в «Синем боге» несколько интересных находок.

                                                                                       

Многочисленные фотографии запечатлели Нижинского в заглавной роли. Каждая его поза кажется скопированной с индийского танца и индийской скульптуры, и только при более внимательном взгляде видишь разницу. Партия Синего бога на много лет вперед определила подход балетного театра к индийской тематике и пластике, отра­зилась даже на танцах, вставленных впоследствии в «Бая­дерку» (Божок).

Синий бог, вызванный доброй богиней, впервые был виден на вершине широкой лестницы в отдаленной части сцены — сидящим на троне со скрещенными ногами, с цветком в руках. Потом возникал он из бассейна: «показы­вается сначала палец, потом рука, и наконец, вся фигура Синего бога Любви. <...> Он появляется в летаргической неподвижности». В большом танце Синий бог укрощал злые силы. Он «беспечно носится среди чудовищ, прыгает через их спины, попирает их ногами и, наконец, совер­шенно усмиряет их звуками флейты, на которой играет в типично-индийской согнутой позе». В остальном партия Синего бога состояла из смены живописных поз. Рецензент писал о Нижинском: «Каждое его движение, каждая поза, как бы мимолетна она ни была, живая статуя из громадного пан­теона индийских богов со свойственным им гиератическим (иератические — священные письмена, возникшие у егип­тян. — Г. Д.) жестом».

Партия девушки была неблагодарной даже для такой танцовщицы, как Карсавина. Лишь один ее сольный танец давал материал для роли, тот, в котором она пыталась вернуть любовь юноши в начале балета: «она и молит, и манит перспективой близкого счастья, обещая блаженст­во покорной любви, то негодует, грозит, приходит в отчаяние». Л. Соколова подчеркивала, что это соло Карсавина «танцует прекрасно, маневрируя своими руками и ногами в экзотических позах, придуманных для нее Фо­киным».

В отличие от большинства балетов Фокина массовые и ансамблевые танцы в «Синем боге» были немногочисленны. Л. Соколова охарактеризовала два из них, производивших на нее особенно сильное впечатление. Это описание подтверждает тот жанр феерии, в котором упрекали балет русские рецензенты. Первым был танец с павлинами. Три высокие танцовщицы (С. А. Астафьева, Л. П. Чернышева, М. Ю. Пильц) держали в руках павлинов. Хвосты павлинов были такими длинными, что волочились по земле, когда птицы находились на плечах танцовщиц. Во время танца длинные хвосты падали на плечи девушек или плыли в воздухе. На этой игре и была построена сцена.

В танце дервишей был использован еще более внешний эффект. Костюмы были целиком сделаны из ослепительно белых веревок, прикрывающих серо-коричневые загорелые тела. По мере того как танцовщики начинали все быстрее кружиться, веревки образовывали вокруг них свистящий белый диск.

Несмотря на отдельные интересные приемы и находки, в целом «Синего бога» нельзя было считать удачным ба­летом, и он недолго удержался в репертуаре.

 

___________________________________

Г.Добровольская "М.Фокин - Русский период"

 

Tags: "Русские сезоны", Синий Бог
Subscribe

  • Великому хореографу Ролану Пети - 90 лет!

    «Если меня спросят: откуда вы родом, кому наследуете, — я бы сказал: Дягилеву. Его принципы очень важны для меня: настоящая, сильная…

  • Нижинская Кира Вацловна (1914-1998г)

    НИЖИНСКАЯ [Nijinsky Kyra] Кира Вацлавовна 1914, Вена - 1 сентября 1998, Сан-Франциско Балерина. Родилась в семье известного русского…

  • Петипа Мария Мариусовна

    Мария Мариусовна Петипа (1857—1930) — русская балерина. Дата рождения: 17.(29).10.1857 Место рождения: Петербург, Российская империя…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments